Комментарий Председателя Правления для газеты «Коммерсантъ»

«Ограничения бывают формальны или их нет вовсе»

Прямая речь

8 ноября в Петербурге завершился очередной локдаун. Бизнес постепенно приходит в себя и подсчитывает убытки. Но, судя по всему, до победы над коронавирусом все еще очень далеко, и, вероятно, новые ограничительные меры не заставят себя ждать. BG обратился к читателям с вопросом: «Вы еще один локдаун перенесете?»

Михаил Гусейнов, генеральный директор сети кофеен «Чайникофф»:

— Смотря какой локдаун и на какое время. Еще один, наверно, можно пережить, но каждый локдаун неизбежно приводит к каким-то потерям. А толку от его введения немного. Дворцовая площадь полна людей, Невский проспект полон людей, заболеваемость растет, ни туда ни сюда.

Евгений Кожухов, управляющий ресторана «Палкинъ»:

— Очень бы не хотелось через это проходить вновь. Понятное дело, никаких особых запасов, никакого «жира» не сохранилось. И с каждым разом предприятие серьезно ослабевает. Ноябрьская нерабочая неделя привела к падению месячного оборота на 40%. Но сделать ничего не можем, мы — просто наблюдатели.

Александр Батушанский, генеральный управляющий ресторанов Арама Мнацаканова:

— Если на неделю закрывают, а потом год работаешь, то это можно пережить. А если каждый месяц по неделе закрывать, то все равно все месяцы будут убыточные. Никаких резервов особо ни у кого уже нет.

Максим Кораблев-Дайсон, гендиректор управляющей компании MKS Management Company:

— Думаю, что должны, если ситуация не ухудшится. То, что не убивает, делает нас сильнее. Но основная проблема сейчас не локдаун, а QR-коды, потому их введение влечет падение выручки до 50%. В ближайшие четыре-шесть месяцев будет затяжной кризис, пока все не пройдут вакцинацию.

Николай Белоусов, совладелец сетей Finnegan's и Joly Woo:

— Неделю, может, и выдержим, но если речь будет идти о месяце и более, то это станет последней каплей. Если, конечно, не случится чудо и государство не окажет нам помощь в виде нормальных мер по поддержке малого и среднего бизнеса, а арендодатели не пойдут на стопроцентную отмену платежей.

Всеволод Беликов, председатель комитета по законодательству ЗакСа Пететрбурга

— На работе это не отразится, мы (ЗакС.— BG) работаем при любых локдаунах. А что касается закрытых ресторанов, границ, то и ладно. Я переберу свои марки и значки, которые 40 лет собираю, почитаю книги, а то на 10–20-й странице после работы засыпаю, а как руки вновь доходят, уже не помню, что там было. Еще похожу с палками для скандинавской ходьбы по парку, съезжу к внукам, племянникам. Обойдемся без походов в рестораны: дома можно пожарить, сварить, затушить — вспомнить кулинарные навыки. Многие говорят, что нет времени встретиться с родными и близкими, вот такие нерабочие дни помогают с этим справиться — встречайся сколько угодно.

Анатолий Повелий, вице-губернатор Петербурга, курирующий сферу ЖКХ:

— Нужно понимать, что локдаун — мера вынужденная. Есть выход — вакцинация, но им почему-то многие не хотят пользоваться. Что касается меня, то последний период нерабочих дней позволил сделать объезды (с соблюдением мер безопасности, конечно) объектов, с которыми мне предстоит работать в новой должности. Я смог больше углубиться в сферу своей деятельности.

Юлия Ружицкая, генеральный директор агентства недвижимости «Главстрой»:

— Пандемия во многом изменила сознание людей, повысив ценность собственного дома. Локдаун только усиливает эту тенденцию, поскольку горожане вынуждены находиться дома, и значимость собственной квартиры сильно возрастает. Из-за чего застройщики ощущают всплеск интереса со стороны покупателей в периоды самоизоляции. Кроме того, рынок недвижимости полностью перестроился на электронные рельсы. К примеру, в нашей компании доля электронной регистрации составляет 87%. Клиенту не нужно приходить в отдел продаж, чтобы совершить сделку. Сегодня мы ежедневно работаем с покупателями в дистанционном формате.

Максим Солнцев, председатель правления СДМ-Банка:

— Да. Неопределенность и шок после первой волны локдауна прошли. Мы поняли новые правила игры, убедились, что не случилось дефицитов в экономике и фатальных последствий для банковской сферы. Ко второму локдауну банк был готов и морально, и технологически — все бизнес-процессы были перенастроены. Как сервисный институт мы видим, что и наши клиенты сумели адаптироваться — к новой волне ограничений они подошли психологически уже более готовыми.

Пережить новый локдаун, случись он снова, помогут три вещи: осознание того, что помимо бизнес-интересов есть аспекты иного порядка, такие как взаимная поддержка и ответственность; координация усилий для поиска оптимальных решений; помощь государства.

Игорь Смирнов, генеральный директор МКК Creditter:

— Да. 100% всех наших коммуникаций с потребителем осуществляются в удаленном формате; все услуги предоставляются исключительно онлайн.

Формат работы внутри самой компании также адаптирован под возможные ограничения. Часть сотрудников переведена на удаленную работу на постоянной основе, оставшаяся часть может оперативно уйти на удаленку без потерь в качестве работы. Доступ работников к внутренним ресурсам может быть настроен из любой точки страны. Компания, как и многие другие в России, уже имеет опыт работы в течение нескольких месяцев в дистанционном режиме. Работа с регулятором также осуществляется удаленно при помощи личного кабинета, электронной почты, а также онлайн-совещаний.

Антон Агапов, директор по развитию сети апарт-отелей YE’S:

— Апарт-отели переживут не только следующий, но и любые другие локдауны. Текущие ограничения на ноябрьские праздники не препятствовали загрузке — она составляла 95%. Основная доля гостей — это среднесрочный и долгосрочный сегмент, который устойчив к пандемии и кризисам. На его долю приходится около 85% всего номерного фонда апартаментов. Посуточный сегмент составляет не более 15%. Ожидая новые ограничения, мы заблаговременно переводим долю посуточного сегмента в долгосрочный, поэтому не испытываем проблем с заполняемостью. Мы использовали такую практику в 2020 году и продолжаем применять этот опыт и сегодня.

Александр Бодров, управляющий директор дизайн-студии «Логомашина»:

— Плохо, когда локдаун нарушает планы, но еще хуже — когда он мешает работать. Локдаун переживут те, кто сумел адаптироваться к удаленке. Мы в студии не только адаптировались, но и научились извлекать выгоду из локдауна. Во-первых, можно экономить на дороге и офисе. Во-вторых, больше не нужно искать дизайнеров из Петербурга — за время локдаунов все приспособились к чатам и видеоконференциям. Процесс найма облегчился в разы. Чтобы пережить локдаун, нужно найти в нем позитивное.

Никита Пальянов, директор по маркетингу ГК «Абсолют Строй Сервис»:

— Мы спокойно относимся к перспективе нового локдауна и не ожидаем серьезного ущерба от него. За почти два года строительная отрасль выработала четкий регламент действий для периодов обострения эпидемиологической обстановки. Главный риск — необходимость останавливать рабочие процессы на стройплощадке — снят четкой позицией правительства РФ по этому поводу. А все остальные подразделения могут эффективно работать удаленно онлайн.

Механизмы проведения онлайн-сделок продолжают совершенствоваться, продвинутые игроки рынка тестируют продажи квартир через популярные маркетплейсы. Все это позволяет нам с уверенностью смотреть в будущее.

Александр Рассудов, депутат ЗакСа Петербурга, фракция КПРФ:

— Люди и не такое переживали! Достаточно вспомнить 900 дней блокады. Радовать, конечно, локдаун не может. Что касается меня, то мой досуг прост и не сильно отличается от времени без локдауна: занимаюсь детьми, книжки читаю, гуляю, спортом занимаюсь.

Павел Швец, глава регионального отделения Партии роста в Петербурге и глава МО № 72:

— Мы настолько привыкли ко всем ограничениям, что ни на моей работе, ни на работе муниципалитета это уже не сказывается. Что касается локдауна, то у нас же государство не способно проконтролировать закрытые заведения. Я в период нерабочих дней бывал в различных таких местах. Выезжал в Ленобласть: в Выборге, например, видел бар, на котором висела табличка «Заходите к нам, мы QR-коды не спрашиваем».

Андрей Косарев, генеральный директор Colliers в Санкт-Петербурге:

— Несомненно, переживем. Сложно было только в первый затяжной локдаун весной 2020 года, причем не экономически (в итоге год оказался вполне успешным), а, скорее, психологически и организационно. Наша выручка, к счастью, напрямую не зависит от локдаунов. Но они влияют на наших клиентов — ритейлеров, рестораторов и т. п., что не может не отражаться и на наших бизнес-процессах.

Оксана Кравцова, совладелец и генеральный директор ГК «Еврострой»:

— Если новый локдаун и случится, то мы будем к нему готовы. Но все же хочется, чтобы его не было и все мы оставались здоровыми.

Во время пандемии строительной отрасли во многом повезло больше остальных. Особенно в Санкт-Петербурге, где работа на объектах не прекращалась ни на день, благодаря чему удалось выдержать заявленные сроки строительства.

В отличие от рынка недвижимости в классах «эконом» и «комфорт», элитный сегмент обладает особенностями, которые позволили нам сохранить темпы продаж. Например, клиенты не зависят от льготной ипотеки и процентным ставкам по ним — они предпочитают пользоваться рассрочками от застройщика. К тому же решение о покупке принимается не за один день, поэтому прошлогодний локдаун, напротив, способствовал принятию взвешенных решений о приобретении элитных квартир, что напрямую отразилось на результатах продаж сразу после ослабления ограничений.

Андрей Паньков, заместитель генерального директора по производственным вопросам объединения «Строительный трест»:

— Компания не испытала каких-либо потрясений, так как жилое строительство попадает под понятие «непрерывный процесс», поэтому непосредственную строительную деятельность на площадках мы не прекращали. Для обеспечения безопасности сотрудников в краткосрочный период была произведена тотальная вакцинация, а в офисах продаж обеспечены необходимые меры эпидемиологической безопасности.

Дмитрий Дроевский, директор по развитию сервиса по продаже авиабилетов Superkassa.ru:

— Мы продаем авиабилеты, и за последний год только и видим статьи о том, как новые волны и локдаун принесут экономические проблемы в отрасль. В основном это связано с запретом международных рейсов. Проблема казалась серьезной, пока мы не увидели, что вышло. Люди устремились путешествовать по России, и спрос перераспределился. Наши продажи билетов на внутренние направления выросли в 1,7 раза по сравнению с 2019 годом. Это компенсировало все неудобства от локдауна и другие риски для онлайн-агентств. Ведь при поездках по России ограничения бывают формальны или их нет вовсе. В итоге локдаун оказался благом для нас и, возможно, авиакомпаний, которые смогли переориентироваться на внутренний спрос.

Вероника Кулешова, генеральный директор компании Frisquet в России:

— Наша компания живет в режиме локдауна, карантина и т. д. с марта 2020-го. Первый месяц был сложный, так как необходимо было наладить работу вне офиса. На это ушло время, поскольку никто не был к этому готов. Теперь мы работаем в любом режиме — из офиса, а если в офис ходить нельзя, то из дома. Мы являемся представительством иностранного завода. Наша задача — максимально обеспечивать продажи бренда на территории РФ и некоторых стран СНГ. Для этого надо быть всегда на связи, а связь сейчас везде. Конечно же, локдаун не очень положительно сказался на производстве во Франции — у нас увеличились сроки поставок. Но даже в этом негативном моменте есть свой позитив: когда продукция приходит, она практически сразу распродается и не хранится долго на складе.

Владимир Толкачев, исполнительный директор ООО «Байкал-сервис ТК»:

— Самым страшным оказался первый локдаун, когда мы попали в совершенно новые условия как со стороны внешних факторов, так и со стороны производственных процессов. Плюс сказался психологический фактор страха перед опасностью. Сейчас все не так мрачно. Денежная масса осталась прежней, просто она перераспределилась: кто-то разорился, кто-то, наоборот, прирос в доходах. Бизнесмены перестроились — кто смог, конечно. Сфера обслуживания трансформировалась в цифровую плоскость, торговля стала навынос. Что же касается логистики и сборных перевозок, то здесь имеем стабильный рост. Так что локдаун переживем, главное — сохранить здоровье сотрудников.

Петр Войчинский, гендиректор «МК Элит»:

— Воздействие локдауна на рынок дорогого жилья не сводится к какому-то одному фактору. С одной стороны, ограничения затрудняют показы, создают сложности для работы в офисе, возникают проблемы с регистрацией сделок. С другой — рынок становится динамичнее, возникает дополнительный спрос на объекты вблизи парков, на загородные дома. Часть состоятельных покупателей вынуждена больше времени проводить в России. Кроме того, высокая инфляция (отчасти также обусловленная ограничениями) вынуждает клиентов задумываться об инвестировании. А в коммерческой недвижимости также происходят важные перемены: офисы и ритейл теряют доходность, курортная недвижимость получает дополнительные преимущества. Но в целом от локдауна сегмент элитного жилья, скорее, выиграл, чем проиграл.

Валерия Малышева, генеральный директор АО «Ленстройтрест»:

— Вряд ли будет локдаун в таком виде, каким он был весной 2020 года. За это время все приспособились к новым реалиям, поэтому проблема выживания не стоит. Конечно, при ужесточении мер покупательская активность может снижаться, но это не глобальные потрясения.

Эдуард Тиктинский, президент группы RBI:

С другой стороны, все понимают, что длительные вынужденные ограничения — однозначно негативный фактор для экономики, который ударил бы и по платежеспособному спросу населения. А спрос в отрасли сейчас и без того на спаде. Сказываются и рост себестоимости / цен, и высокий спрос прошлых периодов, когда работала льготная ипотека. Так что, надеюсь, ноябрьский локдаун — последний.

Константин Добрынин, старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper:

— Главное, чтобы локдаун не стал нашей мировой повседневностью и обычаем делового оборота. Потому что пережить можно все что угодно, вопрос только в том, что останется после. Юридический бизнес напрямую зависит от здоровья бизнеса в широком смысле слова и от того, какими мерами государство это самое здоровье поддерживает.

У нас уже появилось зум-правосудие, зум-законодательство, но полноценный бизнес в стиле зум и еще при регулярном локдауне попросту невозможен.

Государство наше, вводя локдаун или, как оно его кокетливо называет, нерабочие дни, должно перестать корявым образом воплощать свой социальный статус, фактически заставлять одних частных лиц нести расходы за других. Это лукавый отказ покрывать из бюджета свои расходы — не более того. Если государство заставляет работодателей платить зарплату людям, то необходимо субсидировать это или разрешить вычесть все выплаты из уплачиваемых государству налогов. Но мы ничего подобного не наблюдаем, а пытаемся ответить на вопрос: переживет ли при таком правовом подходе бизнес очередной локдаун?

Артем Лукин, основатель и совладелец компании Technored:

— Мне кажется, что большинство рядовых граждан очередного локдауна не заметили. У многих уже стоят приложения в телефоне, они активно пользуются доставкой продуктов из магазинов и еды из ресторанов. Наша компания этот локдаун не почувствовала. Еще в 2020 году мы поменяли формат работы и 50% сотрудников отправили на удаленную работу. И, как показал наш опыт, это очень эффективно. Этот локдаун прошел для нас совсем незаметно, выручка никак не изменилась, клиенты разницы в работе с ними не почувствовали. Все более-менее прозорливые собственники бизнеса уже, наверное, понимают, что эта история с закрытием границ и бизнесов ;— это не временная история. Скорее всего, мы будем с этим жить постоянно, и те компании, которые подстроились под новые требования, сегодня чувствуют себя достаточно уверенно.

Алексей Галицкий, владелец UP business:

— Бизнес привык к локдаунам и адаптировался к удаленной работе — последний московский локдаун показал, что в нерабочие дни работали более 80% традиционных заказчиков услуг.

Мы сформировали запас средств в виде процента от оборота на отдельном счете. Запас способен компенсировать расходы больше месяца с сохранением ФОТ и привычных затрат.

Максим Блохин, управляющий партнер УК «Блохин & партнеры», арбитражный управляющий:

— В эти нерабочие дни россияне массово отрывались на отечественных и зарубежных курортах, о чем свидетельствуют статистические данные о растущей брони отелей и перелетов. Трафик на дорогах Москвы указывает на то, что ограничения игнорируются, и все, кто хочет и может, работают, изыскивая варианты, как собрать кассу и не разориться на штрафах. В таком режиме количество так называемых локдаунов, также известных как нерабочие дни с сохранением заработной платы, может быть любым.

Татьяна Петренко, генеральный директор Legal Lab Pro:

— У юристов появилось более широкое поле деятельности: трудовые споры — задержки зарплаты, увольнения, неуплата аренды, банкротства, семейные споры и теперь даже иски по поводу лечения ковида, как мы знаем.

Александр Бочкин, генеральный директор «Инфомаксимум»:

— IT-сфера, в которой мы работаем,— одна из самых гибких. Уверен, что большинство профильных айтишных компаний ответят, что готовы к любой ситуации. Если первый локдаун пугал своей неожиданностью и неопределенностью, то сейчас ситуация иная. Мы привыкли работать удаленно и общаться с клиентами онлайн, отладили свои бизнес-процессы, включили слово «zoom» в ежедневный лексикон и отработали механизм найма персонала в дистанционном режиме. Мы знаем, как действовать в той или иной ситуации, и даже сама перспектива локдауна больше нас не пугает.

Денис Бурлаков, генеральный директор RBK.money:

— Давайте будем честными: подготовиться полностью к новым локдаунам почти невозможно. Безусловно, и бизнес, и люди подстроились под новые реалии: доставка заменила походы в рестораны и магазины, удаленная работа — поездки в офис. От модели офлайн-потребления мы меньше чем за полгода полностью перешли в онлайн. Вместе с тем новый локдаун может вновь ударить по отраслям, которые еще не восстановились,— туризму, ресторанному бизнесу, индустрии развлечений, в особенности это касается МСП. Многие так и не сумели получить поддержку государства из-за различных ограничений и барьеров, хотя вполне ее заслуживали. Реальные меры поддержки без излишней волокиты и бюрократии должны помочь бизнесу продержаться на плаву.

Григорий Волис, вице-президент «Юнистрим»:

— Целевой аудиторией нашего банка являются трудовые мигранты, которые приезжают в Россию на заработки. Во время первой волны коронавируса был резкий отток трудовых ресурсов из страны. Многие приезжие боялись остаться, с одной стороны, без работы, а с другой — без возможности вернуться к себе домой. По факту такие опасения оказались небезосновательными. Количество трудовых мигрантов до сих пор не вернулось к допандемийным показателям. В эту волну также увеличился спрос на билеты в страны СНГ — от 40 до 80% (после объявления введения новых ограничений со стороны властей). Основным бизнесом «Юнистрим» остаются денежные переводы, но резких падений показателей в период нерабочих дней не произошло.

Олег Иванов, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов:

— Человек многое готов терпеть, но он должен понимать, для чего он это делает. Так, полтора года назад, когда COVID-19 еще был в диковинку, гражданам обосновали необходимость локдауна, и у них еще была надежда на серьезное улучшение эпидемиологической ситуации. Но этого не случилось, как и сегодня, когда мы видим, что по состоянию на 8 ноября заболели всего лишь на 700 человек (1,7%) меньше, чем перед введением ограничительных мер. Кроме того, терпимость общества к таким мерам резко снижается, потому что их распространяют как на привитых, так и на не привитых граждан. Таким образом, вакцинированные россияне поражаются в правах наравне с гражданами, которые сознательно отказываются от прививок.

Артем Ступак, коммерческий директор компании «АйдоЛаб»:

— Лабораторный бизнес спокойно пережил первый и второй локдауны. Безусловно, были трудности с резким переходом на удаленный режим работы, но сейчас такой формат даже понравился, и возвращаться обратно — постоянно работать в офисе — желания ни у кого нет.

Лабораторный рынок B2B товаров позволяет практически полностью работать без личных встреч с клиентами. Вся коммуникация в онлайне, в основном электронная почта, телефон и WhatsApp. На удивление, даже встречи в Zoom крайне редки. Ноябрьский локдаун прошел как обычная рабочая неделя. Столько же заказов от клиентов и общая загрузка.

Алексей Худов, заместитель генерального директора по продажам и маркетингу ООО «Байкал-Сервис ТК»:

— Да, спокойно переживем. Когда опыт уже есть, технология отработана, СИЗ не в дифиците, научились работать и на удаленке, и в гибридном формате, да и большая часть сотрудников вакцинировалась от COVID-19, уже ничего не страшно! В марте 2020-го, с первым локдауном, когда никто к этому еще не был готов, в один момент многие предприятия встали, и объем грузоперевозок у нас разом сократился вдвое, было страшно. Но уже с мая ситуация стала улучшаться, в июне мы вернулись к прежним объемам. Все стало более-менее предсказуемо. Стали лучше понимать, в каком быстро меняющемся мире живем. Так что если ничего сверхъестественного не случится — пройдем и следующий локдаун.

Роман Мирошников, исполнительный директор СК «Ойкумена»:

— Да, уверен, что переживем. Во-первых, застройщиков страхует проектное финансирование. Во-вторых, за последние полтора года все инструменты для продажи квартир онлайн полностью отработаны. Даже если по какой-то причине для покупателя невозможна дистанционная сделка, то всегда возможно онлайн-бронирование, которое конвертируется в продажу после снятия ограничений. Отлично себя зарекомендовали электронные ДДУ, и если у покупателя есть цифровая подпись, то ничто не препятствует выбору и покупке квартиры, буквально сидя дома на диване.

Распечатать