Комментарий Председателя Правления для журнала «Эксперт»

Заведи себе банк

Банковские комиссии достигли такой величины, а IT-возможности настолько расширились, что торговые сети и другие игроки предпочитают создавать собственные банки

Вслед за Ozon, Wildberries и «Яндексом» одна из ведущих российских розничных компаний X5 Group (оборот по итогам 2020 года — почти два триллиона рублей), заявила о планах создать собственные финансовые сервисы, которые станут частью бренда «X5 Банк».

Для начала проект «X5 Банк» будет представлять собой цифровые карты с функционалом карты лояльности торговых сетей компании («Пятерочка», «Перекресток») и банковских услуг, таких как оплата, перевод денег, получение рублевого возврата за покупки и другие. В компании рассказали, что в дальнейшем количество городов, где доступна X5 Карта, расширится, появятся стойки X5 Банка для оформления карты в магазинах. Будут и другие финансовые сервисы и продукты, о которых X5 пока не говорит.

«Наша стратегия — присутствие на каждом этапе клиентского пути. Оплата и доступ к другим финансовым услугам — это важный этап покупок, который ранее нами не был затронут. С появлением X5 Банка мы сможем развивать необходимые для этого сервисы,— говорят в компании. — X5 Банк — это не только отдельный бренд, но и отдельный бизнес, который прицельно будет заниматься развитием финансовых сервисов и продуктов для наших покупателей».

Проект «X5 Банк» будет реализовываться самостоятельной компанией, в состав учредителей которой входят X5 Group и Альфа-банк, который, как заявляют в компании, «давний и надежный партнер с хорошей технологической базой». Пока банковские услуги оказываются на основании лицензии Альфа-банка.

Создание X5 Банка лишь часть общей тенденции ритейла создавать собственные банки. В мае 2021 года интернет-гипермаркет Ozon купил за 615 млн рублей Оней-банк у Совкомбанка. В этом же году собственные банки появились у Wildberries («Стандарт-кредит») и у «Яндекса» («Акрополь»). И поживают они неплохо: например, на 30 сентября 2021 года количество выпущенных Ozon.Card достигло около 1,6 млн. Сам Оней-банк, который теперь носит название Озон Банк, всего лишь за несколько месяцев после покупки, с мая по октябрь 2021 года, нарастил активы более чем на 555 млн рублей (+127,77%), в итоге они достигли 990 млн рублей. Яндекс Банк (бывший «Акрополь») за май—октябрь 2021 года увеличил активы на 779 млн рублей, и они достигли почти двух миллиардов (+64,22%). Не так хорошо обстоят дела у Вайлдберриз Банка: его активы за тот же период несколько уменьшились — на 8,36%, до 693 млн рублей (минус 63 млн рублей).

Война за деньги

Главную причину создания собственных банков эксперты видят в том, что торговые сети стремятся избежать банковских комиссий за платежную инфраструктуру. Напомним, что в 2020 году российские покупатели оплатили картами товары и услуги на 32,4 трлн рублей, в 2021-м эта сумма может достичь 40 трлн рублей (см. график 1). Если даже предположить, что банки и платежные системы брали за это в среднем 1%, получатся 320 млрд рублей (и потенциально 400 млрд в 2021 году). Неудивительно, что розница не первый год отчаянно сражается за размер комиссий (подробнее см. «Отпусти нас, эквайринг!», «Эксперт» № 36 за 2021 год). И логично, что крупным игрокам оказалось проще развернуть собственную финансовую инфраструктуру, чем платить за чужую.

«Большая доля выручки онлайн-торговли поступает банкам и платежным системам. Идет война за деньги. Иных стимулов я не вижу: торговые сети стремятся к контролю не только над товарными, но и над денежными потоками, которые они генерируют», — говорит Максим Осадчий, начальник аналитического управления банка БКФ.

Он также напоминает о споре Wildberries и Visa, когда Wildberries ввела комиссию 2% для оплаты иностранными картами, сделав исключение для держателей карт «Мир», пользователей Системы быстрых платежей (СБП) и платежной системы SberPay. Онлайн-ритейлер заявил, что западные платежные системы берут слишком высокие для отечественного рынка комиссии.

Но дело не только в эквайринге. Еще одна причина заключается в оптимизации процессов внутренних взаиморасчетов и расчетов с поставщиками. Бесшовность и целостность процесса возможны при полном контроле над своей IT-инфраструктурой, что достигается при наличии собственного банка, считает Ирина Одинаева, старший управляющий директор департамента «Стратегия и консалтинг» по работе с банками компании Accenture в России. По ее словам, собственные банки ритейлеров фокусируются на повышении удобства использования предоставляемых услуг и качестве обслуживания клиента. «Например, развитие собственного платежного сервиса позволяет увеличить скорость взаиморасчетов с площадкой», — отмечает она.

Таким образом, при покупке или создании собственного банка у нефинансовых групп нет цели сделать большой универсальный банк, говорит эксперт. Цель заключается в обслуживании финансовых потребностей, связанных с основным бизнесом. Например, недавно созданный X5 Банк ориентирован в первую очередь на клиентов X5 Group. Его продукты («X5 Карта Пятерочка» и «X Карта Перекресток») комбинируют карты программ лояльности с банковскими картами, предоставляя до ;8% годовых на остаток по счету, бесплатный выпуск и обслуживание, кэшбек до 2% на покупки в «Пятерочке», «Перекрестке», аптеках, при оплате ЖКХ и транспорта.

Расчет, амбиции, разочарование

Однако, похоже, дело не только в обслуживании платежей. Крупные холдинги со своими финансовыми сервисами получают возможность анализировать big data о клиентах — а отсюда рукой подать до собственного скоринга и кредитов.

«Если у компании есть доступ к большим данным, то, во-первых, при разумном использовании этого ресурса, можно преуспеть в области обслуживания финансовых потребностей клиентов. Во-вторых, мировая практика говорит о том, что финансовые услуги весьма эффективно продаются в месте продаж базовых потребительских товаров. Это комплементарная модель бизнеса, и она может быть вполне жизнеспособной», — подчеркивает Максим Солнцев, председатель правления СДМ-банка.

Некоторые банкиры считают, что дело не столько в просчитанной бизнес-логике, сколько в амбициях бурно растущих ритейлеров. Либо в разочаровании из-за сложностей банковских процессов.

«Получив обширную клиентскую базу по основному продукту, многим бизнесам начинает казаться, что уж банковскую-то услугу они точно продадут. Это ведь так просто: поставь компьютер, напиши на нем „Банк“, и баллы лояльности станут настоящими деньгами, за расчеты не надо будет платить жадным платежным системам, а довольный клиент прилипнет навсегда!» — скептичен Алексей Скородумов, председатель правления банка «Держава».

Попробовав партнерские программы с действующими банками, бизнес часто остается разочарован желанием банков внедрить свои процедуры, например в области идентификации клиентов, продолжает г-н Скородумов. Почему-то банкиров не устраивают сканы паспортов, и даже оригиналы они хотят проверять по различным базам перед первой трансакцией. Или, например, действующий банк не хочет менять свои методики оценки риска при выдаче кредитных карт. «Ведь ритейлер видит один аспект операций клиентов и готов их кредитовать, а тот факт, что эти же клиенты, например, нерегулярно платят за ЖКХ, — это лишняя информация, совершенно не нужная банку, который ее навязывает», — говорит банкир.

Отсюда тоже может возникнуть желание построить свой банковский бизнес. А уж найти банк, который можно дешево купить целиком и все там перестроить, сейчас действительно просто. И для публичных компаний, акции которых оцениваются через мультипликатор к выручке, запустить пусть и неочевидно выгодный проект (или даже слабо убыточный, или сильно убыточный, но когда-то потом) может быть полезно, если это приведет к росту покупок клиентов, констатирует Алексей Скородумов.

Цифровая ипотека

Еще одну причину создания собственных банков Максим Осадчий видит в стремлении к укрупнению бизнеса.

И тут есть примеры не только в торговых сетях. Так, банк «Фридом Финанс» вместе с ИК «Фридом Финанс», входящей в холдинг Freedom Holding Corp, недавно получил универсальную лицензию. Это первый случай, когда банк перешел с базовой лицензии на универсальную. Размер активов банка на октябрь 2021 года составляет 9,3 млрд рублей (186-е место по активам), прирост с 2018 года — почти 200%, или 6,2 млрд рублей. Правда, в 2021 году активы банка несколько уменьшились.

Универсальная лицензия позволяет осуществлять международные операции, открывать корреспондентские отношения с иностранными банками, кредитовать клиентов-нерезидентов, работать с иностранными ценными бумагами и т. д. Раньше банк работал с базовой лицензией, не позволявшей всего вышеперечисленного.

«Все это ускорит интеграцию банка с нашей инвестиционной компанией „Фридом Финанс“ и обеспечит более тесное взаимодействие в части расчетов внутри всей группы: теперь мы можем напрямую оформлять отношения с иностранными биржами, банками и дочерними структурами, входящими в холдинг Freedom Holding Corp.», — комментирует Геннадий Салыч, председатель правления банка «Фридом Финанс».

В будущем банк «Фридом Финанс» планирует существенно увеличить как число клиентов, так и количество предлагаемых услуг по кредитованию физических и юридических лиц, он станет полноценным универсальным игроком. В разработке находятся новые продукты в области ипотечного и автокредитования, возможно, банк также займется рассрочкой на покупку электроники и сервисами BNPL (Buy Now, Pay Later). И основной упор делается, судя по словам представителей Freedom, на разного рода IT-сервисы и технологии.

«В том числе планируем воспользоваться опытом наших коллег из Казахстана, которые первыми в мире внедрили цифровую ипотеку. Мы будем реализовывать такие проекты уже на базе нашего банка», — говорит Геннадий Салыч.

Для цифровой ипотеки «Фридом Финанс» получил доступ к базам данных по недвижимости, кредитным историям и т. д. Компания работает с несколькими десятками баз, куда направляет запросы и откуда получает информацию (с согласия клиента). Чтобы оформить цифровую ипотеку, необходимо пройти видеоидентификацию личности, заполнить сведения о недвижимости, заключить договор купли-продажи и подписать документы с помощью электронной цифровой подписи. В следующем году банк «Фридом Финанс» будет внедрять этот проект уже на территории России.

Крупные банки не пошатнутся

Что касается банков, приобретенных торговыми сетями, то Максим Осадчий видит их в качестве важных компонентов набирающих популярность экосистем, ведь торговая сеть, получившая в свое распоряжение банк, получает важное конкурентное преимущество. Однако процесс идет и в противоположном направлении: банки начинают приобретать торговые сети, включая их в свои экосистемы. Наиболее активен в этом направлении Сбербанк.

«В будущем процесс вертикальной интеграции продолжится. Идет монополизация рынка — и торговли, и банкинга, которая в конечном счете может привести к тому, что на рынке будут лидировать две-три финансово-торговые группы, хотя, разумеется, выживут и нишевые игроки», — комментирует г-н Осадчий.

Крупные холдинги со своими финансовыми сервисами получают возможность анализировать big data о клиентах — а отсюда рукой подать до собственного скоринга и кредитов

О том, что дальнейшими путями развития банков таких компаний, как Wildberries, Ozon, X5 Group, может стать создание экосистемы для формирования устойчивой клиентской базы, говорит и Ирина Одинаева. Ни одна экосистема не может существовать без финансовых сервисов в периметре. Экосистема не только удерживает клиентов, но и привлекает новых пользователей разнообразием услуг. МТС, «Яндекс» и Google уже активно строят экосистемы, в развитии которых им помогает наличие банковской лицензии. Это позволяет существенно увеличить прибыль: пример текущих экосистем показывает, что один экосистемный клиент может быть эквивалентен по доходности нескольким обычным.

Но традиционным банкам нечего опасаться: на сегодняшний день нет предпосылок к тому, что ритейл, который создал или планирует создать собственные банки, сможет конкурировать с ведущими коммерческими банками (Альфа-банк, Росбанк, Райффайзенбанк, «Юникредит») в части банковского обслуживания. Для компаний крупного бизнеса банковские услуги все же останутся сопутствующей деятельностью, помогающей развивать основной бизнес. К примеру, информация, полученная от клиентов банка Х5, может быть использована для индивидуального предложения товаров X5 Group в нужном ценовом диапазоне, говорит Ирина Одинаева. Она также предупреждает: непрофильные услуги, к которым относятся банковские продукты, торговым площадкам может оказаться сложно продавать из-за низкого рейтинга доверия.

Такого же мнения придерживается и Алексей Скородумов. Он видит один путь привлечения клиентов — через демпинг по собственным услугам и различные убыточные для основного бизнеса акции (например, по карте «Озона» цена ниже, чем по другим картам). Цели конкурировать с классическими у таких банков нет — они направлены на уже готовую клиентскую базу и предлагают нишевые продукты. То же касается и X5, который, по сути, лишь «надстройка» над лицензией Альфа-банка, как ранее существовали надстройки в виде финтех-проекта Рокетбанк.

«Банк Х5 не настоящий (как у Wildberries или „Яндекса“), а просто один из тарифов Альфа-банка, оформленный как отдельный сайт/приложение. ЦБ РФ разрешил такие виртуальные банки (если они внизу мелкими буквами укажут настоящее имя). Это удобно и клиенту (не надо разбираться в многообразии тарифов), и основному банку: проще понять, какая часть клиентской базы пришла на новый продукт. Так что „Альфа“ будет конкурировать как обычно, пробуя различные способы развития традиционного банковского бизнеса», — отмечает Алексей Скородумов.

Распечатать