Поиск
Круглосуточная информационно-сервисная служба
+7 495 705 90 90
8 800 200 02 23
Онлайн-банкинг
Онлайн-банкинг
||| Раскрытие информации для регулятивных целей ||| Устав и внутренние документы «СДМ-Банк» (ПАО) ||| Эмиссионные документы ||| Годовые отчеты ||| Финансовая отчетность ||| Сообщения о существенных фактах ||| Ежеквартальные отчеты эмитента ||| Список аффилированных лиц
 
Распечатать страницу
14.03.2013

Журнал NBJ. Аналитика и комментарии.

Торопись медленно!

Эксперты опасаются негативных последствий для банковского сектора и экономики в целом в случае быстрого перехода российских кредитных организаций на стандарты Basel II и Basel II.

Требования стандартов Basel II и Basel III в совокупности покрывают широкий спектр вопросов управления ключевыми банковскими рисками (кредитными, рыночными, операционными и рисками ликвидности), а также проблем оценки достаточности капитала. Нормативы Basel состоят из нескольких уровней. Упрощенные подходы, формирующие минимально достаточные требования к системе управления рисками в банке, детально и доступно описаны, что существенно облегчает их интерпретацию и внедрение (к ним относятся стандарты Компонента I Basel II и требования Basel III). Наряду с этим есть продвинутые подходы, в которых кредитным организациям дается больше гибкости в использовании собственных количественных оценок риска.

«Basel II и Basel III - это характеристика устойчивости банков и прозрачности их активов. С одной стороны, для сохранения платежеспособности игроков сектора следует производить ввод новых нормативов поступательно, что позволит финансовым учреждениям приспосабливаться к происходящим изменениям. С другой стороны, задачей ужесточения регулирования является очищение сектора от банков, неспособных выдерживать кризисные потрясения. Таким образом, если кредитная организация не может справиться с искусственным ужесточением достаточности капитала, то велика вероятность, что она окажется неспособной отвечать по своим обязательствам во время кризисных настроений  в  мировой  экономике», - поясняет аналитик ИК «ФИНАМ» Антон Сороко.

«Регулятор подготовил финансово-кредитные организации к безболезненному переходу на минимальный обязательный уровень стандартов Basel, инкорпорировав их в Инструкцию Банка России от 3 декабря 2012 года № 139-И «Об обязательных нормативах банков», - говорит руководитель службы риск-менеджмента банка «УРАЛСИБ» Наталья Тутова. - Таким образом, степень готовности каждого отдельного финансового учреждения определяется исключительно задачей по достижению продвинутых подходов. Например, по кредитному риску банк может поставить цель - ввести продвинутый подход на основании внутренних кредитных рейтингов, а может остаться на стандартном подходе (139-И), фактически ничего не меняя».

Российским кредитным организациям еще предстоит большая работа по внедрению положений Basel. Центральный банк уже разработал некоторые рекомендации, относящиеся к нормативам Basel П. Наиболее существенные из них - это введение расчета операционного риска на основе активов, взвешенных с учетом уровня риска, отмечает аналитик по финансовому сектору Deutsche Bank в России Боб Коммерс.

ЧЕМ БОЛЬШЕ, ТЕМ ПРОЩЕ

В какой степени готовность банка к Basel зависит от размера кредитной организации? По словам заместителя директора департамента анализа рисков ВТБ24 Тимофея Костина, финансовые учреждения, являющиеся частью международных банковских групп, уже так или иначе выполняют требования Basel. «Небольшим банкам, существующим в основном по российским стандартам, будет тяжело перестраиваться. В любом случае проект по подготовке кредитной организации на аттестацию со стороны ЦБ будет ресурсозатратным», - прогнозирует специалист.

«Крупные российские финансовые учреждения и банки с иностранным капиталом готовы к внедрению принципов Basel лучше. Они имеют больше технических возможностей и квалифицированного персонала, особенно в части МСФО и ИТ», -подтверждает начальник планово-экономического управления банка «АГРОПРОМКРЕДИТ» Шамиль Кашафетдинов.

Финансовый директор Инвестторгбанка Татьяна Кизилова считает, что крупные кредитные организации (конечно, не все поголовно, а большинство из них) более подготовлены по всем направлениям Basel. «Во многих крупных банках достаточно давно созданы службы риск-менеджмента, которые выстраивают подходы к оценке рисков с использованием соответствующих лучших практик. Близость к Basel подразумевает уже апробированные и внедренные подходы к оценке кредитного риска, риска ликвидности, рыночных, операционных и репутационных рисков. Это требует расходов на информационные технологии. В большинстве случаев такие затраты могут позволить себе крупные банки», - говорит эксперт. Кредитной организации, которая внедряет Basel, приходится нести дополнительные расходы на повышение квалификации персонала, привлечение при необходимости сторонних специализированных компаний, реорганизацию документооборота, добавляет Шамиль Кашафетдинов (АГРОПРОМКРЕДИТ).

Кроме того, чем крупнее банк, тем ощутимее эффект от внедрения продвинутых подходов. «Наличие продвинутой и совершенной системы управления рисками в финансовых институтах сокращает дистанцию до Basel. Хотя степень близости крупных банков к конкретным требованиям Basel II оценить трудно, можно уверенно утверждать, что к 2015 году (ориентировочное начало приема Банком России заявок на подход на основе внутренних рейтингов) многие из них будут к внедрению готовы», - говорит Наталья Тутова (УРАЛСИБ). Аналитик Промсвязьбанка по макроэкономике Сергей Наркевич отмечает, что у больших кредитных организаций выше необходимость соответствовать международным стандартам, чтобы привлекать фондирование на внешних рынках.

Эксперт отдела управления кредитным портфелем Банка Москвы Юрий Голбан обращает внимание еще на один аспект. Небольшие банки традиционно вкладывают средства в более рискованные и доходные активы, так как для них стоимость фондирования выше, чем для крупных игроков. И, соответственно, нормативы по ликвидности по «малышам» и «середнякам» ударят сильнее. С другой стороны, новые требования по капитализации не должны стать существенной проблемой для большинства нормально работающих финансовых учреждений.

«Не стоит говорить о четко выраженной корреляции между размером того или иного банка и его способностью выполнять требования Basel. Basel III определяет прежде всего модель управления рисками, процедуры контроля, при этом важны не абсолютные величины конкретных показателей - активов, капитала и др., а их соотношения, выраженные в нормативах», - возражает заместитель председателя правления СДМ-Банка Вячеслав Андрюшкин.

Заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» Павел Самиев утверждает, что Банк России сейчас вышел на такой темп внедрения новаций, что наша страна чуть ли не одной из первых может принять Basel III. Реальная готовность российских кредитных организаций, как и многих банков в других странах, это вопрос очень тонкий, поскольку любые требования можно исполнять и контролировать формально (или лояльно), а можно жестко.   Важно,  чтобы  финансовые учреждения были готовы не просто принять все необходимые регламенты и документы в соответствии с требованиями, но и действительно повысить качество риск-менеджмента и прозрачность своей деятельности.

ОСТОРОЖНЫЕ РЕФОРМЫ

У начальника службы анализа и управления рисками Московского филиала Смоленского Банка Ирины Антоновой вызывают вопросы сроки перехода на стандарты Basel. «Времени для адаптации банков к новым условиям может не хватить. Конечно, нововведения не окажут существенного влияния на организации, которые заранее обеспокоились соответствием своих финансовых показателей международным нормам. Банки, в которых уже выстроена эффективная система управления рисками, получат возможность высвободить капитал, однако материальность данного эффекта сложно оценить. Лучшим вариантом для российских кредитных организаций является достаточно долгий адаптационный период, который позволит России перейти к открытой экономике в рамках ВТО без потрясений», - уверена специалист.

Введение стандартов Basel III требует переходного периода, поддерживает коллегу Татьяна Кизи-лова (Инвестторгбанк). Сейчас банковская система России находится в самом начале этого процесса. На сегодняшний день многие финансовые учреждения не могут выдержать новые требования по достаточности капитала. Для достижения установленных показателей многим придется снизить темпы кредитования, а это повлечет за собой снижение показателей прибыльности. Скорее всего, ТОП-100 банков из всей финансовой системы в переходном периоде при проведении тестовых расчетов кредитного риска смогут удовлетворять требованиям достаточности капитала по Basel III. План внедрения требований Базельского комитета рассчитан на несколько лет, до 2019 года. В этот период должно произойти сокращение количества банков за счет концентрации активов.

Казалось бы, достаточность капитала в банковской системе России сейчас существенно выше норм Basel III, можно не волноваться относительно его внедрения. Тем не менее новая методология расчета предполагает определенные сложности для российских кредитных организаций, отмечает Сергей Наркевич (Промсвязьбанк). Во-первых, необходимо нарастить капитал первого уровня, а также постепенно исключить из капитала все гибридные инструменты. Это может существенно ограничить рост банковской системы. Более того, отказ от такого широко используемого инструмента, как субординированные кредиты, усилит негативный эффект. Во-вторых, серьезную сложность могут создать новые нормы по ликвидности и левериджу, в работе с которыми у российских банков мало опыта. Требование держать больше ликвидных активов снизит прибыльность финансового бизнеса и негативно скажется на возможностях для увеличения достаточности капитала. В-третьих, важным вопросом остается скорость внедрения новых норм. Необходимо, чтобы регуляторы еще раз проанализировали потенциал негативных последствий слишком быстрого внедрения стандартов Basel и выработали окончательный план.

Вице-президент, руководитель блока «Риски» МТС-Банка Станислав Шеловских отмечает, что, с одной стороны, профессиональный уровень сотрудников российских банков вполне достаточен для использования международных требований к работе, а с другой стороны, подходы Basel являются непростым для понимания инструментом. По этим причинам необходима поддержка со стороны Банка России по вопросам методологии и применения в практической работе нормативов Basel, a также более тесное взаимодействие и обмен опытом между российскими банками.

ОПАСЕНИЯ ЗА КАПИТАЛ

С 1 октября 2013 года Банк России планирует ввести дополнительные нормативы для расчета достаточности капитала в рамках требований Basel III: для расчета базового капитала коэффициент составит 5,6%, для расчета дополнительного капитала - 7,5%. Ужесточится учет субординированных кредитов. При этом общий норматив HI сохранится на уровне 10%. Достаточно большое количество банков пользуется субординированными кредитами, привлеченными от Внешэкономбанка, поэтому им необходимо рефинансировать эти займы. Это может составить для организаций, имеющих большую долю данных кредитов, значительные трудности, предупреждает Антон Сороко (ФИНАМ).

С точки зрения соответствия требованиям и финансового состояния отрасль находится в хорошей форме, однако может потребоваться дополнительный капитал и пересмотр политики инвестирования. Достаточность капитала в среднем по отрасли находится на довольно высокой отметке - около 14% (при нормативе ЦБ на уровне 10%). Однако многим банкам в результате изменения правил расчета капитала (в частности, постепенного исключения субординированных кредитов), а также правил расчета взвешенных активов необходимы дополнительные вливания капитала, чтобы поддерживать достаточность капитала на необходимом уровне. Ликвидности сейчас тоже хватает, но в новых правилах оценки ликвидности прописаны более жесткие требования к качеству и рейтингам высоколиквидных активов, что может привести к пересмотру политики инвестирования банков, добавляет Юрий Голбан (Банк Москвы).

Ирина Антонова (Московский филиал Смоленского Банка) резюмирует: «Фактически показатели достаточности у многих кредитных организаций сегодня близки к пороговым значениям. Переход на новые стандарты потребует докапитализации, что приведет либо к сужению объемов бизнеса, либо к снижению маржи».

СТАВКА НА КАЧЕСТВО

Как Basel повлияет на кредитные портфели с точки зрения их качества и объемов? «Внедрение принципов Basel затронет внутренние процессы в банке. Если все сделать правильно, то кредитная организация сможет качественнее оценить реальную доходность продуктов и их влияние на свой капитал. Важно, как регулятор будет проводить аттестацию финансовых учреждений, насколько глубоко и качественно специалисты Банка России будут разбираться в выстроенных банком процессах и моделях. Именно уровень требований и проверок ЦБ будет определять уровень влияния Basel на отрасль», -отмечает Тимофей Костин (ВТБ24).

По мнению Станислава Шелов-ских (МТС-Банк), переход на международные стандарты позволит повысить эффективность и прозрачность процесса кредитования. Стандартизирование подходов сделает процесс понятным для международных инвесторов, мировых игроков финансового рынка. Особенно это становится актуальным в свете вступления России в ВТО. Сергей Наркевич (Промсвязьбанк) считает, что банки в России достаточно консервативны и что нормы Basel должны усилить стимулы для такого осторожного подхода.

Влияние может оказаться разнонаправленным. Ужесточение требований к достаточности капитала банков должно повлечь за собой ужесточение требований к качеству заемщиков, что может привести к повышению    стоимости    кредитных ресурсов. Эти факторы суммарно должны замедлить темпы кредитования и существенно сузить круг предприятий, имеющих доступ к кредитным ресурсам финансовых учреждений. С другой стороны, кредитные портфели банков должны стать более качественными, отмечает Татьяна Кизилова (Инвестторгбанк).

«Внедрение требований Basel III заставит банки тщательнее оценивать кредитные риски. Думаю, что с определенным снижением темпов кредитования мы столкнемся - статистика 2012 года показала опережающие темпы увеличения кредитного портфеля российских финансовых институтов по сравнению с ростом капитала. Однако для каждого отдельного банка ситуация выглядит по-разному. Для тех кредитных организаций, которые и сегодня придерживаются достаточно консервативного подхода, ничего глобально не изменится. Сторонникам более агрессивного стиля придется скорректировать риск-менеджмент, что, скорее всего, отразится на темпах роста кредитного портфеля», - говорит Вячеслав Андрюшкин (СДМ-Банк).

Поскольку в России введение Basel III стало опережать внедрение Basel II, банки начали испытывать все большую потребность в капитале, это отразилось на росте объемов кредитования экономики. Сокращение риска и, как следствие, повышение надежности финансовых учреждений не может не радовать вкладчиков. Однако это препятствует восстановлению экономики. Чтобы снизить свои риски, банки могут ввести ограничения для заемщиков, представляющих наиболее проблемные отрасли, что только усугубит положение последних, предупреждает Ирина Антонова (Московский филиал Смоленского Банка).

«Банк России не ужесточает, а реструктурирует требования, и не стоит рассматривать эти изменения в качестве тормоза кредитования. Нормативы и регулирование не мешают развивать кредитование, если нет дефицита ликвидности», - возражает Павел Самиев (Эксперт РА).

Наталья Тутова (УРАЛСИБ) поясняет, что требования Basel охватывают широкий спектр вопросов банковского регулирования, соответственно, факторов влияния внедрения новых стандартов на кредитное предложение достаточно много. С одной стороны, новые нормативы по составу и структуре капитала финансовых организаций могут привести к удорожанию ресурсной базы, что скажется на общерыночном подорожании кредитов. С другой стороны, переход на продвинутые подходы Basel II позволит банкам (а многим позволяет уже сейчас) эффективнее использовать имеющийся капитал, аллокируя его в зависимости от реального качества конкретного актива. Фактически величина требований к капиталу рассчитывается на основании внутренних кредитных рейтингов на уровне каждой сделки. В результате более надежный клиент получает кредит по меньшей ставке. Кроме того, согласно ряду экспертных оценок наибольшего снижения требований к капиталу следует ожидать по розничным активам, что может стать дополнительным стимулом кредитования розницы и малого бизнеса.

Влияние этих факторов существенно разнесено во времени. Переход на новые требования к капиталу банков происходит уже сейчас, как и инвестиции во внедрение продвинутых подходов Basel II, но количественные результаты расчета требований к капиталу на базе внутренних кредитных рейтингов будут доступны финансовым организациям только после одобрения моделей Банком России и по истечении периода параллельного расчета, то есть не ранее 2018 года.

УПРАВЛЕНИЕ КРЕДИТНЫМ РИСКОМ

«Наиболее сложной задачей для российских банков является внедрение расчета кредитного риска, основанного на оценке внутренних рейтингов финансовых учреждений. Банк России планирует составить список банковских организаций, которые перейдут на внутренний расчет активов, взвешенных с учетом уровня риска, в 2013 году. Скорее всего, это затронет только системно значимые банки, число которых будет не более десяти», - полагает Боб Коммерс (Deutsche Bank).

Юрий Голбан (Банк Москвы) подтверждает, что крупнейшие банки уже несколько лет двигаются в этом направлении, имеют отработанную методику оценки внутренних рейтингов, необходимым образом подготовленные ИТ-системы и накопленную статистику. Однако говорить о полной готовности всей финансовой системы преждевременно.

При подготовке рейтинговых моделей основным количественным показателем достаточности статистических данных является число наблюдений, в особенности количество дефолтов. Таким образом, экономический спад 2008 года и вызванный им рост проблемных активов приходятся весьма кстати. Установленные Basel II требования по минимальной глубине исторических данных для разработки моделей составляют пять-семь лет в зависимости от модели: пять лет для PD (вероятность совершения дефолта), семь лет для LGD (средняя ожидаемая доля потерь средств в случае дефолта). То есть внутренняя статистика с 2008 года формирует достаточную базу для разработки внутренних PD-моделей (с точки зрения полноты и соблюдения критериев Basel II), говорит Наталья Тутова (УРАЛСИБ).

Однако у банков могут возникнуть трудности, связанные с построением LGD-моделей, для которых нужны данные не только по дефолтам, но и по результатам возврата проблемных активов, что на практике приводит к значительному уменьшению пула доступных данных. По многим случаям дефолта еще не завершено судебное производство, информация по делам, переданным внешним коллекторам, недостаточно прозрачна, и данные по «связанным» расходам, как правило, хранятся лишь в бумажном виде. Восстановить, собрать и подготовить необходимые данные за семь лет - отдельная задача, которая должна быть включена в план внедрения продвинутых подходов Basel П. Но это лишь формальная сторона вопроса. «На практике построение внутренних моделей - всегда творческий процесс. Если по розничным активам статистики действительно много и применение количественных методов приносит хорошие результаты, то для корпоративных активов или требований к банкам и суверенам ситуация иная. Тут и дефолтов мало, и финансовые показатели разнородны, и поведение клиентов менее прогнозируемое. Одними статистическими методами адекватную модель построить не удастся - нужно экспертное вмешательство, в результате качество модели напрямую зависит от квалификации вовлеченных экспертов и опыта разработчика модели. Иными словами, для внедрения продвинутых моделей Basel II необходимы оба элемента: достаточная внутренняя статистика и квалифицированные кадры», - поясняет Наталья Тутова (УРАЛСИБ).

«У кредитных организаций относительно больше данных по корпоративному кредитованию, меньше по кредитованию населения», - не соглашается Сергей Наркевич (Промсвязьбанк). Намного меньше информации накоплено в отношении изменения таких показателей, как дефолтность и необходимость реструктуризации в связи со стадией экономического цикла. По этой причине могут быть определенные сложности с расчетом таких показателей, как контрциклический буфер.

Станислав Шеловских (МТС-Банк) считает, что однородной статистики собрано недостаточно, кроме того, существуют технические и технологические трудности в обработке больших объемов данных, их качеству исторически не уделялось достаточного внимания со стороны топ-менеджеров.

По мнению Тимофея Костина (ВТБ24), в целом системы статистики достаточно, учитывая, что у кредитных организаций есть еще минимум  два  года  на  ее  сбор.   Но эксперт задается вопросом о качестве обработки этой информации. «ИТ-составляющая будет для большинства банков одной из самых дорогих частей проекта. Требования Basel предъявляются не только к глубине истории, но и к качеству данных, прозрачности процессов их обработки, подготовки и использования данных для моделей», - утверждает специалист.

Боб Коммерс (Deutsche Bank) успокаивает коллег, предполагая, что Банк России еще не скоро потребует от всех российских финансовых учреждений внедрять стандарты внутреннего рейтинга для оценки риска. Вероятнее всего, регулятор предложит подавляющему большинству банков использовать стандартизированный подход к оценке активов, взвешенных по уровню риска.

НЕ ПАНАЦЕЯ, НО ПОЛЕЗНОЕ ЛЕКАРСТВО

«Эффект от Basel должен быть положительным, однако надеяться на то, что это решит все проблемы отрасли одномоментно, не стоит. Новые стандарты сделают банковскую систему более стабильной, позволят перейти к международной системе учета капитала и рисков. В конечном счете после вероятного повышения суверенного рейтинга нормативы будут способствовать повышению кредитных рейтингов российских финансовых организаций. При этом Basel создаст для банков определенные проблемы, особенно в период внедрения новых норм», - рассуждает Сергей Нарке-вич (Промсвязьбанк).

Basel III стал результатом анализа статистики событий, происходивших в годы кризиса, поэтому в целом это достаточно жесткая модель, цель ее создателей - в случае возникновения кризисных явлений минимизировать их воздействие на банковскую систему. Для этого кредитные организации, например, должны серьезно улучшить показатели ликвидности, чтобы   иметь   возможность   быстро реагировать на угрозу кризиса. Так что надежность банковской системы после внедрения этих требований, безусловно, должна повыситься, считает Вячеслав Андрюшкин (СДМ-Банк).

Тимофей Костин (ВТБ24) полагает, что соответствие требованиям и стандартам Basel не убережет экономику от очередного кризиса. Это поможет тем банкам, которые реально будут использовать внедренные подходы для целей управления капиталом и для выбора стратегии развития. Основное преимущество Basel - открытость и прозрачность финансовых учреждений по отношению к регулятору и инвесторам.

Станислав Шеловских (МТС-Банк) добавляет, что всех проблем российской банковской системы внедрение требований Basel не снимет. Их решение должно быть комплексным. Здесь инициатива должна принадлежать Банку России.

«Ввод в эксплуатацию этих стандартов должен увеличить устойчивость финансовой системы, пожертвовав при этом ее сверхприбылями. Определенное замедление темпов роста банковского сектора заметно уже сейчас: кредитные организации форсированно готовятся к ужесточению регулирования», - утверждает Антон Сороко (ФИНАМ).

Внедрение требований Basel является фактически революцией в регулировании: происходит переход от четких и детальных инструкций к более абстрактным рекомендациям (по отдельным элементам Basel II), отмечает Наталья Тутова (УРАЛСИБ). Такой переход отражает заинтересованность Банка России в развитии систем управления рисками в кредитных организациях сверх минимальных требований, в стимулировании самостоятельного и ответственного подхода к оценке собственных рисков и к обеспечению достаточности капитала.

Кроме того, сам процесс внедрения продвинутых подходов Basel II, который сейчас проходит в коммерческих банках, сильно влияет на финансовую систему. Можно наблюдать состязательные моменты, например «гонку вооружений», так как многие банки планируют быть готовыми к переходу на продвинутые подходы Basel II в 2015 году. При этом кредитные организации обмениваются опытом и вырабатывают практические рекомендации по внедрению стандартов Basel в рамках работы Комитета по стандартам Basel II при АРБ. Большинство экспертов склоняется к выводу, что переход на нормативы Basel повышает конкуренцию между коммерческими банками, что неизбежно приведет к увеличению надежности и стабильности банковской системы в целом.

В то же время участники рынка отметили, что если деловой климат в России не будет улучшен и если не будут мобилизованы огромные внутренние инвестиционные ресурсы страны, ожидать сильного и быстрого воздействия на банковский сектор внедрения принципов Basel не стоит.

текст Елена Бродская