Поиск
Круглосуточная информационно-сервисная служба
+7 495 705 90 90
8 800 200 02 23
Онлайн-банкинг
Онлайн-банкинг
Распечатать страницу

Новости

27.05.2015

Известия  |  Экономика   |  Анастасия Алексеевских  

Банки рекордно обросли предприятиями

Рост стоимости кредитов и проблемы в экономике приводят компании к разорению и переходу их в собственность банков-кредиторов

По итогам 2014 года портфель участия банков в российских предприятиях вырос со 114,7 млрд на 53% и достиг рекордного уровня — 175,7 млрд рублей: речь о переходе прав собственности на активы, заложенные по кредитам. С начала года показатель почти не изменился и к 1 мая составил 173,9 млрд рублей. Кроме того, как следует из материалов Центробанка, существенно увеличилась активность по купле-продаже банковских активов: портфель российских банков в других банках-резидентах за 2014 год удвоился с 228,9 млрд до 503,4 млрд рублей (на 1 мая 504,7 млрд рублей). В «Опоре России» заявляют, что некоторые банки пользуются просрочками должников, чтобы устраивать рейдерские захваты.

В целом портфель участия российских банков в дочерних и зависимых компаниях составил на 1 мая 2015 года 1,43 трлн рублей (показатель включает портфели участия в банках-резидентах, компаниях-резидентах, банках-нерезидентах и компаниях-нерезидентах, а также участие в ПИФах). Предыдущий максимум был зафиксирован перед кризисом: 1,41 трлн рублей на 1 ноября 2014 года.

— Причина столь большого роста участия российских банков в дочерних и зависимых акционерных обществах — стагнация и текущий экономический кризис, ведущие к разорению предприятий-заемщиков, к дефолтам и к переходу их в собственность банков-кредиторов, — комментирует начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий. — Долговая собственность превращается в долевую.

Например, в феврале 2015 года ВТБ стал владельцем 9,99% акций ОАО «Открытие Холдинг». Банк ВТБ уже был акционером группы (тогда «Открытие Холдинг» назывался финансовой корпорацией «Открытие»). В 2009 году ВТБ стал акционером ФК «Открытие» с долей 19,9% и полностью вышел из этой инвестиции в 2013 году. Как отмечалось в совместном пресс-релизе ВТБ и «Открытия» в феврале 2015-го, пакет акций был передан банку в рамках реализации его прав как залогодержателя по кредиту, срок погашения которого истек в 2014 году. Эти бумаги предоставили в качестве дополнительного кредитного обеспечения акционеры группы Борис Минц и Вадим Беляев. В 2008 году банк ВТБ выдал кредит дочерней компании «Открытие Холдинг» — Rusenergo Fund Limited — для формирования фонда акций российских энергетических компаний. Также в феврале этого года Газпромбанк выкупил у МДМ-банка долги основного владельца компании «Мечел» Игоря Зюзина (6,3 млрд рублей), обеспеченные залогом 15% акций металлургического холдинга, правда, пока право собственности на эти акции к банку не перешло.

В этом месяце стало известно, что второй по величие в России производитель никеля «Уфалейникель» братьев Артема и Александра Тимофеевых может отойти за долги крупнейшему кредитору — Бинбанку Микаила Шишханова (на конец 2014 года были открыты кредитные линии на 5,5 млрд руб. и $26 млн). В совет директоров «Уфалейникеля» уже вошли бывшие партнеры Шишханова по девелоперской группе ПИК — ее сооснователь Юрий Жуков и глава инвесткомпании Klever Asset Management Грегори Ширин. Убытки «Уфалейникеля» за три квартала 2014 года составили 802 млн рублей.

Тоже в мае компания «Русгидро» сама предложила ВТБ приобрести около 17% ее акций на сумму до 85 млрд рублей для решения проблем с долгами. «Русгидро» ищет варианты рефинансирования долга «дочки» — «РАО ЭС Востока», который по итогам 2014 года вместе с процентами достиг 80 млрд рублей. Он образовался в связи с ограничением тарифов на Дальнем Востоке. ВТБ не против сделки, но банку нужны гарантии того, что он сможет продать акции через несколько лет по более высокой цене. Для этого ВТБ хочет получить от компании опцион.

По данным ЦБ, сейчас объем просроченной задолженности компаний перед российскими банками превышает 2 трлн рублей. По прогнозам зампреда Банка России Михаила Сухова, до конца 2015 года этот показатель увеличится на 900 млрд рублей.

— Мера, при которой банк входит в бизнес компании — всегда вынужденная, — комментирует предправления СДМ-банка Максим Солнцев. — Безусловно, задача банка после вхождения в капитал компании — это ее последующая реструктуризация и продажа с целью вернуть вложенные средства. Если говорить о показателе участия банков в бизнесе, то если кризисные явления не будут нарастать, со временем он должен снижаться. Это, конечно, потребует некоторого времени, так как не все проблемы и болевые точки в кредитных портфелях банков вскрыты, не все вопросы по проведению реструктуризаций решены. Не везде созданы адекватные резервы и найдены устраивающие все стороны юридические конструкции. Пока данная тенденция касается крупного бизнеса, как мы видим из примеров. Однако вполне ожидаемо, что то же самое будет происходить и в секторе малого и среднего бизнеса.

С малым и средним бизнесом такие ситуации встречаются значительно реже, поскольку банки предпочитают брать в качестве залога какое-то относительно ликвидное имущество компании, объекты недвижимости, говорит зампред Локо-банка Андрей Люшин.

— По нашим оценкам, доля участия банков в бизнесе будет увеличиваться и в 2015, и в 2016 годах. В 2015 году еще на 25–30%, и в 2016-м — еще на 15–20%. Если, конечно, мы не увидим каких-то драматических событий на валютном и сырьевом рынках, — добавил Люшин.

По словам экспертов, проблемную компанию-должника банк также может взять под управление, но этот вариант применяется довольно редко и организационно сложнее. По словам главного аналитика UFS IC Ильи Балакирева, преимущество вхождения в капитал предприятия-должника для банка — замена токсичного долга относительно ликвидным активом, под который не нужно создавать резервы.

— Для компании плюс такой процедуры в том, что в отличие от банкротства и конкурсного управления у компании выше шанс сохранить операционную целостность, избежать распродажи активов и разрушения бизнеса, — рассуждает Балакирев. — Владельцам, конечно, психологически трудно расставаться с контролем в компании, но ему нужно помнить, что банк в любом случае не заинтересован оставаться собственником предприятия, если его нельзя интегрировать непосредственно в деятельность банка. Поэтому один из основных критериев — возможность продать эту долю в дальнейшем.

Первый вице-президент бизнес-ассоциации «Опора России» Павел Сигал считает, что банки не могут и не должны напрямую управлять бизнесом и должны при улучшения финансового положения предприятия продать свои акции.

— Правда, появляется всё больше сигналов о том, что некоторые банки стали использовать временные финансовые трудности предприятий для их рейдерского захвата, когда как повод используется относительно небольшая просрочка. Вот с этим нужно беспощадно бороться и правоохранительным органам, и ассоциациям предпринимателей, — добавил Сигал.

Источник публикации: http://izvestia.ru/news/586998#ixzz3bKiCgZNh

  предыдущая новость       к списку новостей     следующая новость