Поиск
Круглосуточная информационно-сервисная служба
+7 495 705 90 90
8 800 200 02 23
Онлайн-банкинг
Онлайн-банкинг
Распечатать страницу

Новости

17.03.2010
БАНКОВСКАЯ ТАЙНА - БОЛЬШЕ УЖЕ НЕ ТАЙНА?
Банковское дело
Дата: Март 17, 2010.
Тип издания: Ежемесячный банковский журнал
Тираж: 6000 экз.
Распространение: Россия.
 
"Надежно, как в швейцарском банке" - это сравнение с одним из главных, без преувеличения, символов маленькой европейской страны всегда было истиной в последней инстанции. Но сегодня с таким утверждением не все так просто.
 
Исторически сложившееся мнение о том, что швейцарские банки надежно и незыблемо стоят на страже банковской тайны, сильно поколебалось после ряда инцидентов, связанных с налоговыми преступлениями, в результате которых банкиры были вынуждены предоставить сведения, составляющие банковскую тайну, налоговым органам иностранных государств. Впрочем, налоговые проблемы - далеко не единственные из тех, что ставят под угрозу охранявшиеся веками сведения. Такие болевые точки мирового сообщества, как терроризм, международная преступность и теневая экономика, заставляют многие государства выдвигать требования о максимальном упрощении доступа к банковской тайне.
 
При этом сейчас, по словам экспертов, основные дискуссии различные государства все-таки ведут об упрощении доступа к информации о банковских счетах своих граждан за рубежом. То есть, как говорит старший менеджер группы международного налогообложения юридической компании "Пепеляев Групп" Рустам ВАХИТОВ, фискальный мотив здесь является основным.
 
В то же время не следует принижать и значение вопросов борьбы с терроризмом и отмыванием денег. Более того, что касается раскрытия информации в этой сфере, многие страны уже продвинулись заметно дальше. В частности, США после 2001 г. стали гораздо активнее поддерживать деятельность Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по борьбе за раскрытие информации офшорами.
 
Правовая позиция
 
Что же такое банковская тайна сегодня, как ее соблюдают в нашей стране и во всем мире? Отвечая на эти вопросы, важно не упустить два момента. Во-первых, есть ли существенное отличие данного понятия в российской и зарубежной интерпретации? И, во-вторых, какие области права следует ставить во главу угла, рассматривая современную ситуацию с банковской тайной?
 
Что касается последнего, то, по мнению Р. Вахитова, банковскую тайну и связанные с ее соблюдением ситуации нельзя рассматривать исключительно с точки зрения уголовного, налогового и других областей права. Здесь необходимо учитывать и фундаментальные права человека, например, право на тайну частной жизни. Раскрываемая налоговым органам информация должна строго охраняться, а ее незаконное раскрытие вести к применению реальных санкций.
 
Если же говорить о данном понятии в российской и зарубежной интерпретации, то принципиальных отличий здесь, по словам Р. Вахитова, нет. Еще недавно некоторые страны считали банковскую тайну основанием для того, чтобы не предоставлять запрашиваемую информацию иностранным налоговым органам. Сейчас таких стран почти не осталось.
 
Действительно, соглашается с этим суждением начальник юридического управления СДМБАНКа Александр ГОЛУБЕВ, в настоящее время вряд ли есть государства, которые на 100% могли бы гарантировать соблюдение банковской тайны. Даже те их них, которые долгое время гарантировали конфиденциальность информации о средствах клиентов своих банков, например Лихтенштейн и Швейцария, уже неоднократно нарушали банковскую тайну. Гарантировать анонимность денежных средств возможно только, разорвав цепочку, по которой движение этих средств можно проследить. И законодательство ряда зарубежных стран позволяет это сделать.
 
Трудности формулировки
 
Исходя из этих посылов, можно попробовать сформулировать понятие банковской тайны применительно к современным российским условиям. Однако, как ни странно, однозначно дать ответ на вопрос, что же такое банковская тайна, довольно сложно. Учитывая сегодняшнюю ситуацию и последние события в мировом банковском бизнесе, некоторые эксперты, например А. Голубев, констатируют, что "как такового, понятия банковской тайны в российском законодательстве нет". Фактически сейчас данное понятие определяется крайне неполным и неоднозначным кругом сведений, относимых к банковской тайне (ГК РФ, Федеральный закон РФ "О банках и банковской деятельности"). Это -информация о счетах, вкладах, об операциях клиентах, а также иные сведения, в отношении которых лицо, обладающее такой информацией, установило режим банковской тайны. При этом Федеральный закон РФ "О кредитных историях" дополнил данный перечень информацией о клиенте, которая в том числе является банковский тайной. Косвенно это понятие также расширяется в Законе "О персональных данных".
 
Возможно, что развернутого научного определения для правоприменительной практики и не требуется. Однако, подчеркивает А. Голубев, при этом крайне необходимо установить максимально исчерпывающий круг информации, являющейся банковской тайной, а также документов, которые содержат такую тайну. И это важно не только в интересах клиентов организаций, обладающих банковской тайной, но и непосредственно для таких организаций.
 
Так, для клиентов (прежде всего физических лиц) - это вопрос соотношения их личных прав (банковская тайна не гарантирована Конституцией РФ) и общественного блага (в том числе борьба с незаконно полученными доходами и финансированием терроризма). Важность такого подхода для физических лиц обоснована тем, что, согласно практике, действительно крупные игроки находят способы обезличить денежные средства на счетах, а жертвами становятся, как правило, те, кто совершает правонарушения, уходя от уплаты налогов в относительно небольших размерах.
 
В то же время, продолжает А. Голубев, проблема банковской тайны (особенно правомерности ее раскрытия) остро стоит и для компаний, такой тайной обладающих. В частности, положения налогового, таможенного и исполнительного законодательства сформулированы так, что допускают множественность толкований. Подчас необходимые нормативные акты отсутствуют в принципе. Все это порождает многочисленные споры, решения судов по которым долгое время были совсем неоднозначными. И только практика Высшего арбитражного суда внесла некоторую ясность в ряд вопросов о правомерности раскрытия банковской тайны. Но до полного решения проблемы еще далеко.
 
Таким образом, применительно к российской действительности, можно говорить не столько о четкой официальной формулировке этого понятия, сколько о его описании с нормативной точки зрения. В частности, данное описание, по словам Р. Вахитова, содержится в ст. 26 Закона "О банках и банковской деятельности". В целом, поясняет эксперт, смысл нормы сводится к тому, что информация об операциях, о счетах и вкладах может быть предоставлена только клиенту. Но из этого правила есть исключения: в установленных законом случаях конфиденциальная информация может быть предоставлена и иным лицам, например, таможенным и налоговым органам, судебным исполнителям и т.д.
 
Что касается международного банковского сообщества, то в последнее время завеса над банковской тайной также приоткрывается, в частности, применительно к полномочиям налоговых органов. Такие перемены дали основание заявить на одном из саммитов G20 о том, что банковской тайны больше не существует. Впрочем, для России здесь мало что изменилось, чего нельзя сказать о Швейцарии или Лихтенштейне - раскрытие информации по запросу иностранных налоговых органов для них вещь относительно новая.
 
О конкуренции
 
Пока швейцарские банкиры, как и их коллеги из некоторых стран, пытаются привести свою деятельность в соответствие с реалиями сегодняшнего дня, резонно задаться вопросом: а насколько вообще строгое соблюдение банковской тайны является ощутимым конкурентным преимуществом для европейских (и в частности швейцарских) банков?
 
"Я бы сказал, что это скорее текущее маркетинговое преимущество, - отмечает Р. Вахитов. -В долгосрочной перспективе и Кипр, и Швейцария будут обмениваться информацией по запросам налоговых органов". Иначе говоря, кроме некоторой потери в имидже, швейцарских банкиров сейчас, видимо, не столь беспокоит обмен информацией как таковой, как возможность сохранения конкурентами более высокой степени банковской тайны. Но насколько обоснованно беспокойство швейцарцев по этому поводу?
 
Здесь, вероятно, можно вспомнить про офшорные юрисдикции, которые обычно раскрывают сведения, составляющие банковскую тайну, только при наличии специального соглашения об обмене информацией. Впрочем, сейчас офшоры (за исключением, может быть, Гонконга) такие соглашения активно заключают. Из стран же ЕС подобную информацию в большинстве случаев заинтересованные органы получают на основании соглашений об избежании двойного налогообложения. "Если правила игры для всех будут одинаковы, вряд ли швейцарцы станут считать себя проигравшими", - заключает Р. Вахитов.
 
Что касается России, то соглашений с офшорами у нас пока нет, но это, думается, только вопрос времени, как и то, что разумный компромисс по раскрытию информации со всем миром будет найден.
 
Стоит ли рисковать, или Кто в выигрыше?
 
Компромисс - компромиссом, но очевидно, что вышеотмеченные обстоятельства могут послужить причиной для пересмотра состоятельными людьми отношения к размещению своих капиталов в частных банках. "Кто-то из них, - говорит Р. Вахитов, - будет переводить деньги в Центральную Америку или Африку, следуя последним сводкам о потерях офшоров в неравной битве с остальным миром, кто-то будет учреждать трасты и сложные персональные холдинговые структуры, однако большинство, скорее всего, примет как неизбежность возможность доступа налоговых органов к информации об их сбережениях за рубежом". В любом случае, для кредитных организаций все это грозит утратой отдельных клиентов. И здесь важно понять, на какие шаги имеет смысл идти, чтобы предотвратить отток средств таких клиентов. В частности, банкам в первую очередь надо определиться, так ли им необходимы средства, сэкономленные на налогах.
 
Обосновывая данное положение, эксперт приводит в пример историю банка UBS, принявшего несколько десятков миллионов долларов от подозреваемого в уклонении от уплаты налога американского миллиардера Игоря Олейникова в начале 2000-х. Желание заработать таким образом привело к тому, что в конце десятилетия банк не только по требованию вкладчиков вернул для перевода в другие банки, по разным оценкам, более 20 млрд. долл., но и выплатил в качестве штрафов около 800 млн долл.
 
Что в данной ситуации могут предпринять кредитные организации? Скорее всего, ничего радикального. Однако дело в том, что проблема раскрытия информации стоит не только перед кредитными организациями. Такие же требования предъявляют и к инвесторам, например к комиссии по ценным бумагам и т.д. Следует также понимать, что, помимо подкупа сотрудников налоговых органов, существуют возможности подкупа сотрудников банка. Те же швейцарские банкиры, как пишут газеты, иногда приторговывают данными клиентов. Реалии современного делового сообщества таковы, что сегодня при наличии серьезного бизнеса надеяться на полную конфиденциальность несерьезно. Таким образом, заключает Р. Вахитов, очевидно, что наиболее эффективной и надежной в новых условиях будет структура, не основанная на сокрытии информации и устойчивая к ситуациям ее раскрытия.
 
Что в перспективе?
 
Каким же эксперты видят будущее банковской тайны? Здесь их взгляды несколько расходятся.
 
Одни, например А. Голубев, считают, что "банковская тайна, как идеал, сформированный на протяжении нескольких столетий, остался в прошлом". С каждым годом будет наблюдаться все возрастающая открытость сведений о счетах в банках, прежде всего перед государством. Кроме того, учитывая, что в России незыблемость банковской тайны всегда была ограничена государством, отток вкладов из ее банков возможен только в банки государств, где такая тайна более обеспечена. Но таких государств, подчеркивает А. Голубев, становится все меньше.
 
Другие, как Р. Вахитов, говорят: "Банковская тайна была, есть и будет; другое дело, что она не абсолютна, и вопрос лишь в том, где проходит граница исключений из этого общего правила".
 
Как бы то ни было, ясно одно: будущее - за прозрачностью капитала, но в строго оговоренных рамках и для строго ограниченного круга заинтересованных органов - при жестко закрепленной ответственности последних за разглашение конфиденциальных сведений.
 
***
 
Среди требований о раскрытии сведений, составляющих банковскую тайну, фискальный мотив является основным.
 
Р. Вахитов
 
***
 
Наиболее эффективной и надежной в новых условиях будет структура, не основанная на сокрытии информации и устойчивая к ситуациям ее раскрытия.
 
Р. Вахитов
 
***
 
Законченное и однозначное понятие банковской тайны в настоящее время в России фактически отсутствует.
 
А. Голубев
 
***
 
В подходе к банковской тайне следует не только руководствоваться нормами уголовного, налогового и подобных областей права, но и не забывать о фундаментальных правах человека.
 
Р. Вахитов
 
***
 
IТ-теннологни на страже банковской тайны
 
Обсуждение вопросов о современной ситуации вокруг банковской тайны будет недостаточно комплексным, если обойти стороной технологические моменты, связанные с ее соблюдением. Эти моменты мы и попросили прокомментировать Алексея АНДРИЯШИНА, консультанта по безопасности компании Check Point Software Technologies.
 
Алексей, что можно сказать о таком понятии, как банковская тайна, с точки зрения IT-текнологий? Какие официальные документы, регулирующие ситуации, связанные с соблюдением банковской тайны в сфере IT-технологий, Вы бы назвали?
 
Важным компонентом соблюдения банковской тайны является обеспечение надежного хранения и передачи информации, а также исключение несанкционированного доступа к ней. Известно, что при совершении банковских операций существенную роль играет человеческий фактор. Вследствие этого особый комплекс мер по защите информации должен быть направлен на то, чтобы минимизировать возможность совершения ошибки сотрудниками кредитной организации и ее партнеров.
 
К специфическим официальным документам, регулирующим моменты, связанные с соблюдением банковской тайны в сфере IT-технологий, можно отнести PCI DSS - стандарт защиты информации в индустрии платежных карт, разработанный международными платежными системами Visa и MasterCard, который объединяет в себе требования ряда программ по защите информации, а также три федеральных закона -"Об электронной цифровой подписи", "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и N 152 "О персональных данных".
 
Как повлиял мировой финансовый кризис на соблюдение банковской тайны, в частности, увеличилось ли число атак с целью получить конфиденциальные данные о банковских клиентах, появились ли здесь новые способы действий у преступников и т.д.?
 
Банковская сфера всегда привлекала злоумышленников, а в эпоху кризиса это стало еще более очевидным. С завидной регулярностью публикуются сведения о краже номеров кредитных карт, об атаках на web-сервисы банков и о банальной краже активов сотрудниками банков. Наиболее изощренными методами мошенники пользуются при атаках на банкоматы. Используются технические средства, методы -как программные, так и социальной инженерии. Встречаются даже попытки установки фальшивых банкоматов для получения данных о платежных картах. Развитие программных методов (так называемых ATM-вирусов) может быть связано с активностью собственных сотрудников банков. Однако эффективность данных методов достаточно спорна.
 
Что можно прогнозировать относительно сохранения банковской тайны в обсуждаемых областях в этом году?
 
Отменять Закон о банковской тайне никто не собирается. Кредитные организации, которые не будут выполнять требования законодательства, ждет лишение лицензии. Доступ к банковской информации и случаи, когда он должен быть предоставлен и, конечно же, кому, также определены законодательно.
 
Кроме того, говоря о сохранении банковской тайны в сфере IT-технологий, важно отметить наличие огромного числа технических средств защиты информации. Их следует применять в соответствии с определенной методикой. В частности, эффективную систему управления информационной безопасностью (СУИБ) можно построить, выполняя требования международного стандарта ISO/IEC 27001:2.
  предыдущая новость       к списку новостей     следующая новость