Поиск
Круглосуточная информационно-сервисная служба
+7 495 705 90 90
8 800 200 02 23
Онлайн-банкинг
Онлайн-банкинг
||| Банковская газета ||| Пресс-релизы ||| Публикации
 
Распечатать страницу

Публикации

21.02.2014

Экономика   |   Независимая газета   |   Анастасия Башкатова

Банки не хотят отвечать за падение рубля

Эльвира Набиуллина сужает пространство для здоровой конкуренции

Аналитики Standard & Poor’s (S&P) рассказали вчера о проблемах российской банковской системы. Замедление экономического роста угнетает потребительскую и кредитную активность. Растет доля проблемных кредитов. После зачисток, проводимых Центробанком, вкладчики почти не доверяют коммерческим организациям. Пространство для здоровой конкуренции сужается, нарастает доминирование госбанков. По мнению S&P, банки не могут давить на курс рубля. Однако не все эксперты согласились с этим выводом. Ведь крупнейшие банки страны как раз настороженно следят за курсом и ожидают, что через полгода доллар подорожает чуть ли не до 40–41 руб.

В 2014 году российским банкам придется работать в неблагоприятной среде, предупредили вчера аналитики S&P.

По прогнозам S&P, в этом году рост кредитных портфелей банков замедлится до 15–18%. Спрос на кредиты будет ограничен и со стороны корпоративных клиентов, и со стороны физических лиц.  Вырастет доля проблемных кредитов, просроченность по которым превышает 90 дней. Если в 2013 году их доля составляла 6,5% от общего объема кредитных портфелей банков, то через год-полтора она достигнет 8–10%. «Бизнес-модели большинства российских банков, специализирующихся на потребительском кредитовании, остаются чувствительными к дальнейшему ухудшению способности домохозяйств погашать задолженность на фоне замедления темпов роста российской экономики», – говорится в докладе агентства.

Однако нарастание доли проблемных кредитов аналитики S&P называют все же умеренным. Могло быть и хуже. «Уровень дисбалансов в российской банковской системе значительно ниже, чем во время банковского кризиса 2008–2009 годов, а регулирование банковской деятельности стало более жестким», – замечают они.

В то же время не все действия регулятора благоприятно сказываются на секторе. Например, зачистка, проводимая новым председателем Центробанка Эльвирой Набиуллиной, не способствует притоку вкладчиков. Аналитики S&P прогнозируют замедление роста депозитов в 2014 году. «Отзыв лицензий у нескольких небольших и средних банков в 2013 году, несмотря на объяснение его причин Банком России в каждом конкретном случае, встревожил клиентов некоторых банков и привел к досрочному изъятию депозитов», – поясняют аналитики. 

Изъятие проводилось в том числе для того, чтобы переложить вклады в другие – крупные и, как считается, более надежные банки. «Ослабление доверия со стороны вкладчиков может оказать негативное влияние на показатели небольших банков», – предупреждают в агентстве.

Действия ЦБ усилили также процесс концентрации банковского сектора. «После 2008 года государственные банки значительно увеличили свою рыночную долю – примерно с 43% до более чем 57% совокупного объема активов, – сообщают в S&P. – Возможности для здоровой конкуренции сужаются, поскольку частные банки вынуждены работать в сегментах с более высоким уровнем рисков».

Наконец, аналитики S&P довольно неожиданно высказались о ситуации на валютном рынке. Как следует из их объяснений, банки даже при всем своем желании не могут играть на понижение курса рубля. «Несмотря на возможные изменения на российском валютном рынке, мы не прогнозируем масштабного перевода средств в валютные депозиты, поскольку у большинства российских банков нет возможности для выдачи крупных валютных кредитов», – поясняют в агентстве. Хотя, как ранее писала «НГ», некоторые экономисты думают иначе: что именно коммерческие банки, получив от ЦБ длинные деньги под нерыночные активы, оказали давление на курс рубля.

Банкиры, как и следовало ожидать, согласились с тезисом, что их роль в ослаблении рубля не была ключевой. «Давление, которое банки оказывают на валютный рынок в России, – действительно довольно умеренное. Потому что банки должны куда-то вкладывать валюту. Но валютные кредиты перестали пользоваться спросом. Глобального и определяющего давления со стороны банков нет», – поясняет зампредседателя правления СДМ-Банка Вячеслав Андрюшкин.

Предоставление регулятором банковскому сектору ликвидности в размере 1,3 трлн руб. под залог нерыночных активов – неоднозначный шаг, и в условиях падения прибылей и перехода клиентов в госбанки часть средств, безусловно, попала на валютный рынок, признает директор московского филиала Энерготрансбанка Павел Сакадынский. Однако, по его словам, не стоит всю ответственность за падение курса возлагать на банки, потому что слишком много других объективных и внешних факторов.

Хотя некоторые аналитики все же считают, что падение курса рубля – дело рук именно ЦБ и самих банков. «Против рубля играют и ЦБ, который практически открыто заявляет о планах по девальвации, и крупнейшие банки страны, для которых сейчас игра в доллар существенно более интересна и доступна, чем кредитование», – отмечает управляющий портфелем Allianz Investments Марианна Ткаченко. 

Стоит заметить, что в банковском секторе, несмотря на заявления его участников, на самом деле настороженно следят за колебаниями рубля и озвучивают порой крайне шокирующие прогнозы на ближайшие полгода. Например, некоторые крупнейшие банки страны уже готовятся к тому, что в течение ближайших шести месяцев рубль подешевеет сразу на 13% и курс составит чуть ли не 40–41 руб. за долл.

Читайте далее:http://www.ng.ru/economics/2014-02-21/1_banks.html

  предыдущая новость       к списку новостей     следующая новость