Поиск
Круглосуточная информационно-сервисная служба
+7 495 705 90 90
8 800 200 02 23
Онлайн-банкинг
||| Банковская газета ||| Пресс-релизы ||| Публикации
 
Распечатать страницу

Пресс-релизы

14.12.2017

Финдиректора почувствовали рост неопределенности впервые за два года

Уровень неопределенности при принятии стратегических решений повысился впервые с 2015 года, показал опрос финансовых директоров, проведенный Deloitte. При этом 44% директоров считают уровень неопределенности высоким

Финансисты стали чаще давать пессимистические прогнозы развития бизнеса и ощущать неопределенность в оценках текущей политической и экономической ситуации при принятии стратегических решений. Таковы итоги опроса финансовых директоров компаний из разных отраслей с разным масштабом бизнеса, проведенного компанией Deloitte по итогам второго полугодия 2017 года (есть в распоряжении РБК). В опросе приняли участие 80 финансовых директоров компаний, представляющих ключевые сектора экономики страны. 73% респондентов представляли российские компании, оставшиеся 27% — иностранные компании с локализацией бизнеса в России. Исследование проводится раз в полгода на протяжении трех последних лет.

Неоднозначная оценка

Согласно результатам исследования, после постепенного снижения уровня неопределенности при принятии стратегических решений с начала 2016 года во второй? половине 2017 года впервые наблюдается рост этого показателя на 18 пунктов. Чистый уровень неопределенности (этот индекс отражает разницу между низкими и высокими оценками текущей политической и экономической ситуации с точки зрения неопределенности при принятии стратегических решений для бизнеса) вырос с -0,29 пункта в первой половине 2017 года до -0,11 пункта во втором полугодии. При этом среди финансовых директоров доля тех, кто говорит о высоком уровне неопределенности, составила 44%, что на 8 п.п. выше, чем полгода назад, показал опрос Deloitte.

Помимо оценки уровня неопределенности в ходе опроса финансовые директора оценивали финансовые перспективы своих компаний на сегодняшний день по сравнению с той ситуацией, которая наблюдалась полгода назад. Доля пессимистично оценивающих финансовые перспективы увеличилась за прошедшие полгода с 4 до 9%. В первую очередь рост пессимизма наблюдается среди представителей иностранных компаний (33% из них пессимистично оценивают перспективы развития своего бизнеса в России). Более оптимистичны по сравнению с ними представители российских компаний (доля оптимистов — 61%), а также компаний с оборотом более 10 млрд руб. в год (доля оптимистов — 70%) и тех компаний, у которых есть стратегия развития с горизонтом более пяти лет (80%), говорится в исследовании.

Авторы исследования характеризуют финансовую ситуацию к концу 2017 года как «скорее благоприятную». Оптимистичная оценка финансовых перспектив развития бизнеса показала незначительный рост на 2 п.п. по сравнению с первым полугодием. Доля финансовых директоров-оптимистов выросла с 51 до 53%.

Выросший процент директоров-пессимистов неудивителен, потому что со стороны фискальных органов увеличился прессинг в последний год, и директора, которые ощутили его на себе, понимают, что теперь им надо проделать больше работы, полагает председатель правления СДМ-банка Максим Солнцев. Кроме того, консолидация и огосударствление сектора также становятся для частных компаний причиной пессимистичного взгляда на финансовые перспективы, полагает банкир. «Однако в этом году основания для роста оптимизма тоже есть, к примеру, адаптация российской экономики к санкциям и курс на снижение инфляции», — добавляет Солнцев.

Несмотря на то что оптимистов по-прежнему больше, есть предпосылки роста количества пессимистов, прогнозирует главный экономист ING Bank по России и СНГ Дмитрий Полево?й. «С одной стороны, продолжается рост внутреннего спроса, но, например, на уровне промышленности в последние несколько месяцев ситуация была близкой к стагнации. То есть как минимум дальнейших улучшений не наблюдается. Это фактор в пользу того, что количество пессимистов может продолжить расти», — поясняет экономист.

Рост пессимистично оценивающих развитие бизнеса в России и отмечающих рост уровня неопределенности при принятии стратегических решений финансовых директоров способствует снижению у них готовности к принятию рискованных решений, следует из данных исследования. Общий уровень готовности к рискам продолжает оставаться отрицательным (-0,2 пункта, этот индекс отражает разницу между долей считающих, что сейчас подходящее время для принятия рискованных решений, и тех, кто так не считает). При этом к принятию рискованных решений в большей степени расположены финансовые директора из потребительского сектора, российских компаний (по 45% соответственно), а также среди компаний с оборотом более 10 млрд руб. в год (59%). Финансисты из производственного сектора, а также представители иностранных компаний считают настоящее время неподходящим для принятия рискованных решений.

Показатели риск-аппетита и неопределенности всегда коррелируют, по крайней мере в России точно, отмечает руководитель исследовательского центра Deloitte Лора Землянская: «Наши регулярные исследования показывают, что если мы в какой-то момент наблюдаем снижение уровня неопределенности, то есть ситуация на рынке становится более понятной и прозрачной для бизнеса, то и риск-аппетит будет расти». Вместе с тем Землянская добавляет, что на рынке существуют и такие компании, которые даже при условии высокой неопределенности склонны к принятию рискованных решений, однако чаще всего необходимость принятия таких решений обусловлена не стратегической политикой компании, а их безнадежным финансовым положением.

Ключевые факторы риска

По итогам исследования были определены основные риски, оказывающие наибольшее влияние на бизнес. В топ-3 (по степени негативного влияния) вошли: снижение внутреннего спроса, рост конкуренции на рынке и общая ситуация в экономике. Слабость потребительского спроса продиктована, с одной стороны, консервативной бюджетной политикой (низкие темпы индексации зарплат, пенсий и социальных выплат), с другой — низкой потребительской уверенностью, связанной с резким снижением покупательной способности за последние два года, говорит макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. ?Он также отмечает, что, несмотря на то что макроэкономические индикаторы год к году демонстрируют позитивную динамику, в кризис потребителям был нанесен очень серьезный удар, от которого они будут очень долго оправляться.

Стагнация экономики является актуальной проблемой почти для половины представителей бизнеса с численностью штата 100–500 человек (46%). Для сравнения: годом ранее в пятерке наиболее серьезных факторов риска первое место занимал кризис финансовой системы, снижение внутреннего спроса было на второй позиции, далее (в порядке значимости) — снижение денежного потока, снижение доходов от основной деятельности и ослабление рубля.

Вопросы экономического роста, безусловно, являются главными на повестке дня, не только для финансовых компаний, но и для компаний производственного сектора, соглашаются опрошенные РБК эксперты. «Налицо потребность в дополнительных драйверах экономического роста, которая могла бы не только улучшить саму динамику, но и ожидания бизнеса с точки зрения инвестиций и краткосрочных перспектив экономического роста», — говорит главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик.

В числе названных финдиректорами основных драйверов развития бизнеса наряду с новыми продуктами, выходом на новые рынки, финансовым положением и ликвидностью в 2017 году укрепила свою позицию диджитализация бизнес-процессов. Однако авторы исследования отмечают, что диджитализацию и инновации на сегодняшний день можно отнести и к драйверам, и к барьерам. Компании понимают необходимость повышения экономической эффективности своих бизнес-подразделений путем автоматизации процессов, но одновременно у них отсутствует разработанная методология по внедрению технологических решений, поясняется в исследовании Deloitte.

Как отмечает Дмитрий Полевой, ускорение роста — по-прежнему важнейший фактор для дальнейшего развития компаний. «Ведутся споры о том, каким будет рост экономки в России — 1,5 или 2%. Но на самом деле важно, чтобы рост был существенно выше, от 3 до 5% в год. Это те темпы роста, которых придерживаются многие страны Восточной Европы. Важный вопрос состоит в том, что действительно позволит нашей экономике расти более высокими темпами, которые могли бы позволить гарантировать населению и бизнесу ощущение роста их благосостояния. По последним данным Росстата, рост экономики замедлился с 2,5 до 1,8% в третьем квартале, что ставит под сомнение реалистичность прогноза Минэкономразвития в 2,1% за год, резюмирует Дмитрий Полевой.

Международные события и их последствия также повлияли на мнение финансовых директоров. В частности, во второй половине 2017 года российские и иностранные компании почти в равной степени негативно оценили последствия санкций США в отношении России (64 и 58% соответственно). Как показал опрос, компании адаптируют свои стратегии управления рисками к рыночной ситуации. Тенденцией полугодия при управлении рисками стала практика финансирования в рублях. Половина опрошенных (49%) применяют ее для снижения рисков, причем со второй половины 2015 года значимость данной практики выросла на 29 п.п. Практика хеджирования, наоборот, теряет свою актуальность — с начала 2016 года ее значимость снизилась на 30 п.п.


Источник публикации: РБК

  предыдущая новость       к списку новостей     следующая новость